Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

тоф

Кошка пролезает в двери

Хильд, с благодарностью за вдохновение. И не только



Цветы начинаются у самого порога. Качают сонными головками, когда она раздвигает их лапой. Сами по себе они и не шелохнутся; поэтому тихо. Кошка дёргает ухом туда и сюда, потом осторожно скользит за дверь вся целиком.
Синее поле катится себе вокруг, как море – с холма на холм; густо заросло цветами, а что не заросло, то дымкой затянуло. Не бывает тут ветра – кроме разве того, что поднимет кошачий хвост. Спархивает из чашечек лёгкая пыльца, да так и застревает в воздухе – не то облака, не то туман, не то ленты голубого прозрачного шёлка.
Десяток шагов – и вот уже на мордочке пыльца, и на груди, и на боках, и на лапах. Кошка чихает раз и два. Ей-то что; главное – те цветы найти; ну, те, про которые рассказывал длинный, рыжий, двуногий.
Эти, что вокруг – не те, что надо.
Когда кошка взбегает на холм, она вся в пыльце: пушатся ресницы, и щурятся глаза. Поначалу нюхает: не пахнет ли водой. И уже потом останавливается и настораживает уши.
Солнца здесь не видно, только смутный, мутный свет непонятно откуда. И вокруг – холмы и холмы, всё синие холмы, и пахнет окрест всё тем же. Куда же умудрился забрести глупый двуногий? Речку ему, понимаешь, и холм, и дерево. И цветы, да не те, а золотые, пушистые, метёлками…
Она выбирает наугад. Спускается с холма, перебегает лощинку, снова взбирается на склон. В следующей низине разгребает лапами цветы, поднимая голубое облако, и приникает к земле. И слушает, и нюхает. Долго.
Может статься, кто-то тем временем замечает движение пыльцы. Кошка об этом помнит и остаётся настороже. А потом на всякий случай делает петлю, взбегая на следующий холм.
Может, это не та сторона, и от реки она сейчас как раз удаляется?.. Или обманули синие цветы, заткали исподволь дорогу, а там на самом деле ещё один холмик перебежать? Ну, или пару холмиков… И будет река, и будет берег, и будут качать росу на головках другие, золотые цветы. Очень просил её нескладный двуногий найти этот берег, и девочку найти, которую он там потерял – да так и не успел доискаться.
Хорошо ещё, что не успел – едва живой вернулся.
Кошка чихает, трясёт головой и бежит от лощины – на макушку, а оттуда снова вниз. Бежит ещё и ещё, прежде чем решает повернуть назад. Довольно на сегодня. В следующий раз можно будет другую сторону проверить.
Назад дорога легче. Назад она идёт быстро, а по пути размышляет. Придёт домой да скажет двуногому, чтоб волну не гнал, запасся терпением, потому что на той стороне девочку найти – это не на почту за посылкой съездить, это дело нешуточное! Не в этот раз так в следующий, не в следующий – так… Всему своё время, в общем.
Кошка бежит домой, и тянутся, тянутся от неё во все стороны неподвижные сине поля. Повисли безвольные чашечки, не шелохнутся. Сколько раз за долгую, долгую жизнь свою она по этому полю избегала – во все стороны. Возможно ли – взять и целую речку проглядеть, да ещё с деревом?..
Перед самой дверью она отряхивается несколько раз – долго и тщательно. Не дело приносить на ту сторону голубую сонную пыльцу; даже крупинку лишнюю – плохо. Потому, наверно, и не носит сюда кошка ни тяжёлых чёрных кос, ни голубых шелков – поди-ка их все вытряхни! Только внимательно себя осмотрев, она пролезает обратно в дверь.
тоф

Весенняя сказка

...потому что как-то так уж повелось - сюда тексты кидать

***

Всю дорогу Вовка становился на коленки, приподнимался с пыльного сиденья и прижимал лоб к самому краю окна, там, где холодное стекло переходило в серый бархатистый холмик. Хотел увидеть дальше.
Мама отодвинула сумку и сказала:
- Сядь и сиди нормально. Пыль только поднимаешь.
Зимой на машине обычно не ездили, и Вовке казалось, что она теперь покряхтывает то ли со сна, то ли с непривычки. Проносились за окном весенние посветлевшие деревья.
- А речка, - спросил Вовка, - речка там будет?
- А куда ж она денется, - засмеялся папа. – Давно растаяла уже.
- А лягушки?
- И лягушки тоже.
- А Мурка? – вздёрнулся, вспомнил Вовка. Фыркнула мама и крепче прижала к себе полотняную сумку. – Мурка же будет, да?!
- Да откуда ж я знаю, - проворчала мама. – Будет и Мурка, наверное.
Папа следил за дорогой и не ответил.
Дача встретила их бесцветная, странная и голая. Из земли только кое-где показались травинки. Там, где были заросли, как будто раскинулось футбольное поле, ровное и пыльное – беги куда хочешь. Но мама бежать куда хочешь не дала: в земле семена, а где-то уже и ростки. Вдруг он потопчет!
Вовка семян не видел, но послушно проскакал к дому по плиткам, как по камням через ручей. От высокого крыльца падала тень; он с бегу кинулся на колени, пробороздил жёлтую пыль, ударился о край плитки. Подполз и сунул руку прямо в тень. Прежде всего наткнулся на железную банку, забренчал и оттолкнул; брызнуло на пальцы парой капель воды. Пустая была банка. Вовка подтянулся на локтях и глубже просунулся в подкрылечное Муркино жильё. Лицом просунулся, так, чтобы видеть.
- Мурка! – позвал. – Кис, кис!
Сверху грохнуло на ступеньку сумкой; разом иссяк смутный жёлтый свет. Грохнуло ещё раз, потом затрещало и просело. На Вовку посыпались щепки.
- Ну надо же, - сказала сверху мама, - как растрескалось всё. А ведь вроде пропитывали…
- Зима холодная была, - ответил папа.
- Ноги теперь попереломаем, в дом не зайдём… Держи уже сумки, на землю поставь…
Отшагнула – и чуть на Вовку не налетела.
- А ты ещё что тут делаешь?! Специально под ноги лезешь?! Ну-ка быстро отошёл отсюда!
Вовку затормошили, и выдернули из-под крыльца, и отряхнули, и стали выговаривать, что штаны все извозил, что щепки в глаза могли попасть, и вообще – что под ноги людям лезть, когда они тяжёлые вещи таскают, - лучше бы помог… А Вовка стоял и переминал в ладошках мелкие волоски, теперь, кажется, совсем бесцветные. Только и успел, что рукой мазнуть по Муркиной лежанке, один разок коснуться с краю, и даже разглядеть не разглядел, не её ли это хвост там, в глубине, под домом…
- Ну, - спросила мама, - чего ты плачешь-то теперь? Порезался? Ну что, что? Ну, далась тебе кошка эта, всю зиму не вспоминал про неё, а теперь, вот, вдруг вступило… Ну, иди, посмотри, если хочешь, нету её там!
- Да ты не плачь, - сказал папа, - крыльцо мы сегодня починим! И будет снова целый домик, а ты, если хочешь, поможешь.
Вовка вытер нос.
- И тогда она придёт?
Папа посмотрел куда-то выше его головы.
- Ну, может быть, и придёт. Давай сюда банку, положи ей чего-нибудь вкусного.
Вовка нагнулся, вытащил из лаза в крыльце отломанную доску, потом банку, потом затвердевшее бурое одеяльце. Папа осторожно переступил через дыру и по одной перетащил мамины тяжёлые сумки.
Земля вблизи прохладно и остро пахла новыми ростками. И деревянной трухой.
- Я её подожду, - сказал Вовка.
- Ну, куда ты подождёшь? – спросила мама. – Скоро темно станет, ехать пора уже.
- Тогда поищу!
- Ты искал уже, хватит. Захочет – прибежит, вон, еда у неё стоит.
Вовка легонько, так, чтоб не перевернуть, позвякал ботинком по полной банке.
- Ну, а чего она не бежит? Она здесь жила! – зашмыгал он горько. – Под домом у нас! И никуда не уходила!
- Надоел уже со своей кошкой, честное слово, - рассердилась мама. – Вспомнил, называется…
Папа вздохнул и подтолкнул Вовку в спину мягкой открытой ладонью.
- Ну, - сказал он, - мало ли что. Может, она в гости к кому-то пошла и допоздна засиделась. Или котят себе завела, теперь за ними смотрит, не успела к нам сегодня. В общем, мало ли у кошек может быть своих, кошачьих дел?
М

Картиночег немного

Пусть и тут будут. Очень жалею, что не всем, кому собирался, успел отрисовать именно рисованные открытки... но я продолжу в новом году и обязательно всех одарю!

Вот эта - про отсутствие: отсутствие цвета, отсутствие линии - а образ всё равно есть. Как тот суслик :)



А эта... ну чо говорить.